БОРИС ВИАН КАК АВТОР И ИСПОЛНИТЕЛЬ ПЕСЕН

Борис Виан написал (помимо 10 романов — шести под своим именем и четырех под псевдонимом Вернон Салливен, — пьес, опер, музыкальных комедии, новелл, поэм, спектаклей, сценариев и комментариев к фильмам, балетных либретто, текстов на обложки грампластинок, статей и хроник для различных публикаций) около пятисот песен.

Он работал инженером и художественным директором фирм звукозаписи.

Он играл на трубе, снялся в нескольких фильмах, нарисовал несколько картин, изваял несколько статуэток, был ди-джеем джаз-клубов, пел песни на сцене и на пластинке.

Однажды он сказал: «Человек всегда под личиной, так что чем больше ты рядишься, тем менее ряженым становишься». Широкая публика знала его под тремя личинами: непризнавшегося автора скандального романа «Я приду плюнуть на ваши могилы», Князя ночных шабашей в Сен-Жермен-де-Пре и автора запрещенной песни «Дезертир». С 1962 года, когда начали переиздаваться его романы, Борис Виан вновь стал Борисом Вианом, на первый план вышла фигура романиста, автора «Пены дней», и это правильно.

«Песни любовные, песни поэтические и политические, песни навязанные и развязные, песни бредовые и идиотские, песни для пития, для вкушения, для плясания, для хождения задом наперед, для неработания, для мечтания, для пения... Песни возможные и невозможные и даже не могущие существовать. Песни любых цветов (розовые, красные, зеленые, белые, серые, черные и одна даже «желтая в синюю полоску»), на любые ритмы (колыбельная, блюз и блуза, калипсо, ява, мессы, польки, рок-н-роллы, танго, вальсы), самого разного происхождения (из музыкальных комедий, балетов, опер, спектаклей, кино), разнообразных традиций (французской, латиноамериканской, центральноимперской, московской, карибской и прочая), и в каждой — то самое «да откуда мне знать», о чем говорил Брассанс...»

Этот перечень — отрывок из «Просьбы включить» сборника «Песни» (Boris Vian. Chansons: Editions Christian Bourgois, 1984), содержащего практически все тексты песен, написанные Вианом, — дает представление о невероятном разнообразии этой грани творчества Бориса Виана. Эти произведения «для пения», порожденные как удивительной способностью Виана к французскому стихосложению (пусть даже больше смахивающему на рифмоплетство), так и его страстью к джазу, вспыхнувшей зимой 1942-43 годов, когда один из его друзей, Жан-Марк (Джонни) Сабру (Jean-Marc 'Johnny' Sabrou), попросил его написать слова на сочиненную им музыку. Об этой вещи, «В доброе старое время» («Au bon vieux temps»), Ноэль Арно, био(параллело)граф Виана (имеется в виду лучшая биография «Параллельные жизни Бориса Виана» — Noël Arnaud. Les vies parallèles de Boris Vian, Editions Christian Bourgois, 1970), пишет, что она восходит к «шутовскому реализму старых негритянских песнопений Юга».

Году то ли в 1945, то ли в 1946 Борис Виан пишет «Это лишь тень облака» («Ce n'est que l'ombre d'un nuage») и «Я назначил встречу ветру» («J'ai donné rendez-vous au vent»), две поэмы на мелодии своего друга, джазового пианиста Жака Дьеваля (Jacques Diéval). Эти два романса в 1948 году станут первыми произведениями Виана, опубликованными музыкальным издателем.

1947. Со своим оркестром и трубой Борис Виан становится ди-джеем клуба «Табу» («Tabou»). Его фирменная вещь — «Whispering», американский шлягер, к которому он пишет французские слова, весьма существенно отличающиеся от темы оригинала, и называет «Ах, будь у меня полтора франка» («Ah, si j'avais un franc cinquante»). Он пишет еще несколько песен на музыку своих друзей Жана Грюйера (Jean Gruyer), Жана Марти (Jean Marty), Жака Дьеваля и даже рассматривает возможность основать совместно с этим последним музыкальное издательство.

1948. Виан покидает «Табу» и становится ди-джеем «Клуба Сен-Жермен» ( «Club Saint Germain»). Вместе с Раймоном Кено (Raymond Queneau) он планирует переложить на песни шедевры Расина, совместно с инженером-атомщиком Полем Браффором (Paul Braffort) основывает «Малый Хор Сен-Жермен-де-Пье» («Petite Chorale de Saint Germain des Pieds») и пишет песни — сам или с Дьевалем.

1949. Виан часто видится со своим старым приятелем Эдди Барклаем (Eddie Barclay) и знакомится с Жаком Канетти (Jacques Canetti), художественным директором «Полидора» (Polydor) (вскоре превратившегося в «Филипс») — первой французской фирмы грамзаписи. Он пишет несколько песен.

1950. По состоянию здоровья Виан окончательно расстается с трубой. Он пишет песни с Грюйером (и его кумом Жаном-Пьером Ландро — Jean-Pierre Landreau) и с Дьевалем, который к тому времени стал пианистом молодого эстрадного певца, бывшего джазового гитариста Анри Сальвадора (Henri Salvador). В этом же году Сальвадор первым исполняет и записывает песню Виана, которая называется «Это би-боп» («C'est le be-bop»), на 78-оборотной пластинке Polydor 560.181, вышедшей в марте (на другой стороне пластинки — песня Лео Ферре (Léo Ferré) «Сен-Жермен-де-Пре» (Saint Germain des Prés)).

1951. Борис Виан выдерживает вступительный экзамен в SACEM (Société des Auteurs, Compositeurs et Editeurs de Musique — Общество Музыкальных Авторов, Композиторов и Издателей). Анри Сальвадор записывает «Серую жизнь» («la Vie Grise»), песню за подписью Виан/Дьеваль (на обратной стороне пластинки — «Водолаз» («le Scaphandrier») все того же Лео Ферре) и «Мою песенку» («Ma chansonnette»), виановскую переработку «Sam’s Song» — популярнейшего в США хита Бинга Кросби.

1952. В «Красной Розе» («Rose Rouge») и в «Трех Ослах» («Trois Baudets») ставят несколько спектаклей Виана, в числе которых «Кино как убийство» («Ciné Massacre»). Виан пишет несколько песен на музыку Эдди Барклая, Виана и Ги Лоньона (Guy Lognon) (другого старого приятеля, на сей раз трубача) или Виана и Клода Лоранса (Claude Laurence), больше известного в качестве критика и теоретика джаза под именем Андре Одер (André Hodeir).

1953. Встреча с пианистом Гарольдом Бергом (Harold Berg). Очень мало песен.

1954 — поворотный год в жизни Бориса Виана. После провала в прошлом году своего последнего романа «Сердцедер» («L’Arrache-cœur»), который даже не дошел до книжных магазинов, он фактически порывает с литературой или, во всяком случае, с прозой. Вместе с тем его продолжают увлекать все виды зрелищ, в частности, музыкальная комедия и песня.

Если вплоть до 1953 года песня была для него хоть и постоянным, но второстепенным занятием, то начиная с 1954-го она занимает все большее и большее место, в итоге превратившись в основной полюс его творческой деятельности. Отметим, что к концу 1953 года на счету Виана было, начиная с «Доброго старого времени», с полсотни песен. В одном только 1954-м он их напишет окколо шестидесяти.

В начале года он пишет песни (слова и музыку), а Гарольд Берг иногда помогает ему их гармонизировать. Так обстоит дело с «Дезертиром» («le Déserteur»), которого он регистрирует в SACEM 15 февраля, за три месяца до поражения в Дьен-Бьен-Фу, которое ознаменует собой конец французской войны в Индокитае. 3 июня певица Рене Леба (Renée Lebas) представляет Борису Виану своего пианиста Джимми Уолтера (Jimmy Walter), и с этого самого дня начинается их чрезвычайно плодотворное сотрудничество. За шесть-семь месяцев Виан и Уолтер напишут три десятка песен, многие из которых станут шлягерами: их моментально запишут Рене Леба, Сюзи Делер (Suzy Delair), Марсель Мулуджи (Marcel Mouloudji), Филипп Кле (Philippe Clay), Братья Жак (les Frères Jacques), Паташу (Patachou), сам Виан, а гораздо позже — Серж Реджиани (Serge Reggiani), Магали Ноэль (Magali Noël), Шарло (les Charlots), Жак Ижлен (Jacques Higelin), Колюш (Coluche)... У Виана и Уолтера не было недостатка ни в амбициях, ни в любви к риску: понимая, насколько новаторскими (и провокационными) по тем временам являются их песни, они грезят о том, чтобы наводнить ими все музыкальные издательства на площади Парижа. Если молодые издатели доверяют им и поддерживают их, то остальные, хотя имя Виана им небезызвестно, тем не менее беспардонно кромсают их песни.

В ноябре Борис Виан получает предложение от Мишеля де Ре (Michel de Ré), который ставит «Банду Бонно» («la Bande à Bonnot») Анри-Франсуа Рэ (Henri-François Rey), написать некоторое количество песен, которые усилили бы драматические эффекты пьесы. За несколько дней Виан пишет двадцать песен, причем большинство — на свою собственную музыку (только четыре из них подписаны Уолтером). 14 декабря Борис и Джимми, «собратья по несчастью», устраивают в «Кованых Башмаках» («Chaussettes à Clous») явано-анархистское празднество, чтобы отметить создание спектакля (премьера которого состоится спустя три дня). В ноябре же Виан знакомится с Аленом Гораге (Alain Goraguer).

Борис Виан любит доводить любой свой опыт (как, впрочем, и идею) до крайнего предела. Есть все основания полагать, что именно в ноябре 1954-го, работая над «Бандой Бонно», он очень серьезно рассматривает идею самому исполнять свои песни (к тому времени он уже несколько месяцев берет уроки пения). В этой задумке его горячо поддерживает Жак Канетти, который искренне уверен, что лучше всего песню может исполнить только ее автор, и который знает и ценит талант Виана как сочинителя текстов. 4 и 7 декабря Борис Виан проходит два прослушивания: в «Трех Ослах», которым руководит как раз Жак Канетти, и в «Фонтане Четырех Времен Года» («Fontaine des Quatre Saisons») Пьера Превера (Pierre Prévert). Спустя месяц он уже поднимается на обе эти маленькие сцены, чтобы петь там свои песни, аккомпанируемый на пианино Джимми Уолтером.

1955. С 4 января по 22 июля имя Бориса Виана — на афише (в самом ее низу) «Трех Ослов». Его выступление непродолжительно: от 3 до 5 песен. Выступает он и в «Фонтане Четырех Времен Года» — с 28 января по 15 июня. С 23 июля по 31 августа он в турне по провинции. 20 сентября он возвращается на подмостки «Трех Ослов», где он продержится до 29 марта 1956 года. Четырнадцать месяцев на сцене! Для певца, который поет, прямо скажем, неважно, который не умеет держаться на сцене, который не просто робеет — буквально трясется от страха перед публикой (которая возвращает ему собственную неуверенность), который вдобавок во время летнего турне подвергается враждебным нападкам, когда поет «Дезертира», это кое-что! Пожалуй, даже можно задаться вопросом: «Почему так долго?» Ответ прост: азарт и профессионализм. Эти две черты характера Виана заставляют его оставаться на сцене как можно дольше, чего бы это иногда ему ни стоило. И только начало иной регулярной деятельности вынуждает его покинуть сцену.

4 февраля Борис Виан входит на студию «Магеллан» («Magellan»), чтобы записать там самую поучительную пластинку десятилетия, «Правила Дорожного Движения: Официальный Текст и Песни для их Безболезненного Усвоения». Эта пластинка на 33 оборота диаметром 30 см (довольно редкий для той поры формат), на которой Виан декламирует и поет (а на пианино ему аккомпанирует Джимми Уолтер) статьи «Правил дорожного движения» на национальные фольклорные мотивы, выходит чуть более месяца спустя у Эдди Барклая, всегда готового помочь своему другу Борису в самых безумных начинаниях.

22, 27 и 29 апреля в студиях «Филипс» на улице Клиши, на сцене бывшего «Театра Аполло», Виан в сопровождении оркестра под управлением Джимми Уолтера записывает восемь своих песен, которые составят две сорокапятки. 24 июня он вновь появляется на студии, на сей раз аккомпанируемый группой под управлением Клода Боллинга (Claude Bolling), и записывает две вещи, уже «напетые в ящик» в апреле, и две новые песни. Теперь Филипс и Жак Канетти располагают материалом, достаточным для выпуска пластинки 25 см на 33 оборота. Обе сорокапятки и альбом выйдут лишь в начале 1956 года. Видимо, где-то в районе мая-июня 1955-го Джимми Уолтер перестает аккомпанировать Борису Виану, уступив место Алену Горагеру. В октябре 1955-го Филипс поручает Борису Виану подготовить издание серии джазовых пластинок. Этой работой он занимается на дому и изумляет даже американцев своими познаниями в этой музыке, страсть к которой его захватила еще с двадцатилетнего возраста. Так он осваивает еще один вид литературной деятельности — написание текстов для конвертов грампластинок. В 1955 году Борис Виан пишет около сорока песен, по большей части на музыку Алена Гораге.

Начало 1956 года. Борис Виан по-прежнему выступает на подмостках «Трех Ослов» и по-прежнему работает для Филипса. Его профессионализм и разнообразные познания приводят его, продолжающего публиковать статьи о джазе, к заходам в область варьете, которая управляется непосредственно Жаком Канетти. В течение этого года Виан проводит десяток сеансов звукозаписи.

В мае 1956 года из турне по США возвращается Мишель Легран (Michel Legrand), и... (что из этого получилось, см. в статье «Борис Виан как прародитель и могильщик французского рок-н-ролла»).

16 ноября с 14.00 до 15.30 перед микрофонами Пьера Фатосма на студии «Аполло» — Магали Ноэль (Magali Noël), которая месяц назад записала четыре виановских рок-н-ролла: на этот раз Виан руководит записью одной из песен другой ее будущей сорокапятки, «Sexy Songs». В 16 часов на эту же песню под тем же руководством пробуется Брижит Бардо. Проба остается без последствий. 26 ноября по случаю дня памяти немецкого драматурга Бертольда Брехта (умершего 14 августа в Берлине) и по просьбе Катрин Соваж (Catherine Sauvage) Виан начинает работать над новыми адаптациями некоторых songs этого другого B.B., родом на сей раз из Шварцвальда. На протяжении этого года Виан написал около шестидесяти песен.

В самом начале 1957 года Виан назначен заместителем художественного директора по варьете фирмы «Филипс». Отныне он целиком ведет некоторое количество исполнителей и должен руководить их репертуаром, их сессиями звукозаписи (около 25 сессий на протяжении примерно пятидесяти дней в этом году), их раскруткой и так далее — все это отнимает более чем полный рабочий день.

Что до Алена Гораге, то Филипс взял его к себе в качестве аранжировщика и руководителя оркестра. Эпоха положения на музыку текстов Виана завершается, и отныне, когда речь идет о новых песнях, Борис чаще всего работает с Сальвадором (одним из «своих» исполнителей). А новых песен в 1957-м Виан пишет около полусотни. Еще он адаптирует около тридцати сказок братьев Гримм и Андерсена, которые в исполнении соответственно Жака Фабри и его Компании (Jacques Fabbri et sa Compagnie) и Ива Робера с Даниэль Делорм (Yves Robert et Danielle Delorme) выходят на «Филипсе» в детской серии, в которой выпускается и виановский «Маленький Музыкальный Телефонный Справочник для детей и всех, кто звонит по телефону».

1958 год для Виана — это как бы предыдущий, но в увеличительном зеркале. Круг его обязанностей расширился: он руководит примерно 35 сессиями звукозаписи (в течение более 65 дней), а в мае становится художественным директором фирмы «Фонтана». Количество сочинненных им за год песен достигает невиданных высот: примерно 140. Эта его продукция чрезвычайно разнообразна: много переработок зарубежных хитов, песен из фильмов или экранизированных музыкальных комедий («Моя прекрасная леди» и «Жижи»), а что касается его собственных сочинений, то это снова множество песен с Анри Сальвадором (и для него), который уходит от Филипса к Барклаю. Несмотря на все это, Виан находит время, чтобы написать «Вперед, музычка! (А вот сюда — бабки)» — наполовину документальную книгу, наполовину памфлет на ремесло шоу-бизнеса.

В начале 1959 года Борис Виан подает заявление об уходе из фирмы «Фонтана». Причина: изнурительная работа, которая лишает его части его независимости и свободы и не приносит практически ничего, кроме заработка. В вышеупомянутой книжке он пишет о песне ради куска хлеба: «Стоит тебе начать заниматься исключительно песнями, то есть кормиться ими, ты тут же вынужден соглашаться на переработку вещи, которая тебя нисколько не вдохновляет, на музыку, которая тебя совсем не трогает, или на слова, которые оставляют тебя равнодушным, зато нравятся звезде, которую ты любишь». Все должно иметь предел.

По истечении предусмотренного в заявлении срока, в апреле, Виан поступает к Барклаю на должность художественного директора по зарубежной музыке, главным образом по джазу. Эту деятельность он считает более перспективной: она меньше отягощена коммерческой заботой о рентабельности, а главное, появляется возможность отдавать больше времени собственному творчеству.

В команде Барклая он заводит дружбу с несколькими молодыми людьми в начале своего пути. Это Филипп Бувар (Philippe Bouvard), Клод Саррот (Claude Sarraute) и композитор Лео Миссир (Léo Missir), вместе с которым Виан пишет «Пляс кота» («la Danse du chat»), одну из своих последних песен (контракт на издание подписан 22 июня 1959 года), текст и тема которой свидетельствуют о том, что время песен на продажу не прошло. За эти несколько месяцев 1959 года Борис пишет около 40 песен. Посредством нескольких заметок он участвует также в раскрутке Сержа Генсбура (Serge Gainsbourg).

23 июня 1959 года около 10 часов утра Борис Виан по настоянию друзей приходит на частный просмотр фильма «Я приду плюнуть на ваши могилы», снятого без его участия и против его воли, в полном небрежении контрактом, подписанным в 1954 году. Спустя несколько минут после того, как в зале Пти Марбёф, что близ Елисейских полей, погас свет, Борис Виан умирает от сердечного приступа.

Во время круглого стола на тему «Песня хорошая и… другая», организованного Андре Алими (André Halimi) в 1958 году, когда обсуждался вопрос успеха, Борис Виан сказал: «Добиться успеха — это не значит заработать денег. Взгляните на Альфреда Жарри. Для меня это человек, добившийся самого большого успеха».

Виан всегда зарабатывал очень мало своими книгами (если не считать «Я приду плюнуть на ваши могилы»). Та же история с песнями.

Возможно, успех — это степень оказанного влияния? Что касается песни, то на горизонте не наблюдается ни одного подражателя Виану, зато есть определенное число современных (или почти современных) талантливых артистов, которые с удовольствием исполняют (или исполняли) его песни или отдают им дань в собственных. Перечислим их вперемешку: братья Шарло, Жак Ижлен, Антуан (Antoine), Рокин Ребелз (les Rockin’ Rebels), Сю и Саламандры (Sue et les Salamandres), Мишель Жонаш (Michel Jonasz), Серж Генсбур (многократно и мультимедийно), О Боннёр де Дам (Au Bonheur des Dames), Николя Пейрак (Nicolas Peyrac), Рено (Renaud), Ив Симон (Yves Simon), Жан Ферра (Jean Ferrat), Жан-Луи Обер (Jean-Louis Aubert), Блюз Тротуар (Blues Trottoir), Ламбер Вильсон (Lambert Wilson), Бернар Лавилье (Bernard Lavillier), Колюш…

Выходит, Виан добился-таки успеха...

На главную


При подготовке статьи был использован материал:
Жорж Энглик (Georges Unglik).
Статья в буклете сборника компакт-дисков
«Boris Vian et ses interprètes»
Polygram distribution 845 918-2
(P) & © 1991 Polygram distribution, pp. 7-14




© Валерий Орлов